| by Ирина Волкова | No comments

Даже с частной страховкой, пациенты с черной передозировкой в ​​два раза меньше, чем белые, чтобы получить лечение наркомании

опиоиды
                Кредит: CC0 Public Domain

Пациенты с передозировкой опиоидов с частной страховкой редко бывают связаны с лечением наркомании после посещения отделения неотложной помощи, обнаружило новое национальное исследование из Университета Пенсильвании.
                                                                                       

И проблема особенно остра среди чернокожих и латиноамериканских пациентов, больше свидетельств глубокого расового неравенства в сфере здравоохранения в целом и лечения наркомании в частности.

Частное страхование, которое большинство американцев получают через работодателей, является показателем относительного достатка. Таким образом, это исследование обнаруживает, как и другие, что раса, а не бедность, может означать разницу в получении необходимой помощи.

В исследовании, опубликованном в среду, были рассмотрены записи крупного частного страховщика для более чем 6500 пациентов с передозировкой опиоидов, которые проходили лечение в отделении неотложной помощи в период с 2011 по 2016 год.

В течение трех месяцев после передозировки менее 17% получали последующее лечение, определяемое как аптечная заявка на медикаментозную терапию или медицинская заявка на посещение амбулаторного или стационарного лечения. Менее половины всех пациентов, которые получали последующее лечение, получали лекарства от наркомании, что считается золотым стандартом медицинской помощи.

«Это исследование показывает, что даже у людей со страховкой могут быть препятствия для лечения», — сказал Остин Килару, ведущий автор исследования, лечащий врач Пресвитерианского медицинского центра Penn и научный сотрудник Национальной программы стипендиатов клиницистов в Penn. «Сам факт наличия страховки может не дать вам возможности совершить скачок (к лечению)».

Чернокожие пациенты имели вдвое меньше шансов получить такое лечение. Пациенты-латиноамериканцы также реже, чем белые пациенты, получали лечение.

Килару назвал эти данные «самым важным открытием этой статьи».

Он сказал, что он и его соавторы хотели изучать американцев, застрахованных в частной собственности, а не людей, участвующих в Medicaid, потому что они хотели посмотреть, может ли частное страхование выровнять расовые различия в доступе к медицинскому обслуживанию.

«Мы думаем, что пациенты с Medicaid, как правило, имеют худший доступ к медицинской помощи из-за своей страховки, особенно в отношении лечения от наркомании», — сказал он. «В населении Medicaid больше меньшинств, и нам было интересно, могли бы вы исправить эти различия, если бы вы предоставили пациентам равное игровое поле с той страховкой, которая у них была. Это было не так».

Трудно сказать, что движет расовым неравенством, обнаруженным в исследовании, сказал Килару. Возможно, пациенты из числа меньшинств реже обращаются за лечением, или что предвзятость врачей играет определенную роль, или из-за того, что другие барьеры мешают пациентам, особенно меньшинствам, получать своевременное лечение.

Тем не менее, как писали авторы, «важно лучше понимать и учитывать эти факторы при разработке систем, направленных на повышение вовлеченности и справедливости в лечении».

Также трудно сказать, сколько пациентов, исследованных в исследовании, были зависимы от опиоидов, в отличие от пациентов, которые случайно передозировали назначенные обезболивающие препараты. По словам Килару, пациенты, которые проходили курс лечения от наркомании до передозировки, с большей вероятностью будут искать его снова после этого.

Кроме того, страховщик, рассматриваемый в исследовании, не покрывал метадон, опиоидную терапию на основе опиоидов, которая является одним из наиболее распространенных лекарств от опиоидного расстройства. Обычно его применяют в центрах, финансируемых государством, а не в рамках частной медицинской практики.

«Мы не можем учитывать пациентов, которые оплачивают лечение опиоидных расстройств из своего кармана», — пишут авторы исследования, в том числе те, кто оплачивал собственный метадон.

Килару сказал, что занятые врачи ER должны получить компенсацию за время, необходимое для обсуждения вариантов лечения, а затем организовать амбулаторное лечение.

«Когда я работаю в ED, я получаю только компенсацию за оказанную там помощь», — сказал он. «Амбулаторные поставщики получают возмещение только за обслуживание, которое они предоставляют в амбулаторных условиях. Нет финансовых стимулов для поощрения такой координации, которая переходит от меня к другому поставщику».

Поделись

Добавить комментарий